Jul. 5th, 2006

immaterielle: (Default)
Очень давно - возможно, за год до того, как начали появляться разнообразные образовательные новшества, - вступительный экзамен по русскому языку на математический факультет мирно проходил в форме сочинения. Всегда мечтала быть математиком. С того самого момента, как узнала про конкурс на факультет иностранных языков. Зачем мне, думаю, преграждать своим телом путь к светлому будущему стольких замечательных людей? И не стала преграждать. Буду, думаю, программистом. Я вас умоляю, там в два раза меня страннее программисты были. Девушки из районных поселений, переживавшие разлуку с каким-то домашним скотом - кажется, с коровой. А я нацепила рубашку такую строгую, изумрудом отливавшую вокруг моей длинной шеи, очки на нос, золотые волосы к затылку прикрутила - меня в любое кино про программистов с руками бы оторвали. На экзамене по информатике я как раз могла бы эффектно сказать: "I know my lines, I just don't know what order they come in". На экзамене по информатике я имела шумный, но непродолжительный успех, когда сначала правильно написала программу, а потом поставила одну строку выше другой в чисто эстетических целях. Мне, впрочем, поставили оценку 7.

На экзамене по русскому языку все программисты очень боялись. Я тоже боялась для порядку. У меня к этому времени была детская травма: школьная учительница жаловалась, что не понимает мои сочинения. Она никак не могла решить, на самом деле они издевательские или ей только кажется. Сейчас я могу признаться: да, они были издевательские. А тогда у меня хватало жестокости уверять ее в обратном.

Для сочинения было сколько-то тем. Наверное, пять. Наверное, про Достоевского, и про Татьяну, и про Толстого. Я, конечно, выбрала ту, для которой знать ничего не надо было. Я же до двадцати семи лет Достоевского в глаза не видела, а тогда мне было шестнадцать. Я выбрала так называемую свободную тему, звучавшую примерно "Образ советского человека в литературе 20-30-х годов". Представляете, как я оторвалась? Не представляете, потому что, я уверена, никто, кроме меня, не сможет предсказать финал этой истории.
Нарисовав свой образ советского человека (до сих пор не скажу, имел ли он отношение к литературе 20-30-х годов), я легла поспать. Сняв перед этим очки и запихав их в футляр, чтобы не запылились. Ко мне подошла смотрительница амфитеатра, в котором проходил программистский экзамен, и строго сказала, что спать здесь нельзя.

В финале этой истории я на следующий день прихожу узнавать оценки за сочинение. Вижу на стенке кучу оценок и ни одной моей фамилии. Думаю, конечно, вот это провал, но терпеливо прочитываю весь список. В конце всего списка написана моя фамилия с требованием подойти в приемную комиссию. Прихожу, проявляя врожденное послушание, в приемную комиссию, говорю, наверное: "Это я", а мне говорят: "Стойте здесь, мы быстро". А потом ко мне правда быстро подходит смотрительница амфитеатра и еще незнакомый человек и говорят, что я поступила на филфак.

Продолжение
immaterielle: (Default)
Часть первая.

Часть вторая.
Говорят, что я поступила на филфак, только мне еще надо сдать туда вступительные экзамены. И еще говорят, чтобы я не боялась. Потому что незнакомый человек, например, не кто-нибудь, а декан филфака, и мысленно он меня уже учит.
Остаток дня я думала, что мне теперь делать, а на следующий день пришла на два экзамена сразу, потому что все это уже заканчивалось. Филфаковские преподаватели, задетые распоряжением сверху ставить мне высшие баллы, относились ко мне примерно так же, как я к своей школьной учительнице.
Первый экзамен был по литературе. Две дамы посмотрели на меня сквозь очки и спросили: я что, люблю читать? Я свои очки после сочинения из футляра не доставала. У меня тогда было минус пять с половиной, и та незначительная часть мира, которую я видела, меня вполне устраивала. Правда, дамский вопрос меня очень смутил, в моих ушах он звучал примерно как люблю ли я заниматься сексом. Видя дам наполовину, я холодно сказала, что люблю. Тогда они спросили, какая у меня любимая книга. Проделав часть работы за них и представив для начала свою любимую позу, я подобрала к ней книгу, и в тот момент она получилась Лолитой. Дамы не отставали и спрашивали, чем именно она мне нравится, ну а я тоже отвечала, конечно. Дамы мне поставили 9. Семь лет спустя одна из них, хитро глядя на меня, говорила: "У нас проходных диссертаций нет, у нас каждая событие", но тогда я этого еще не знала.
А потом был устный экзамен по русскому, где мне повелели вставить мягкий знак туда, куда надо, и не вставлять его туда, куда не надо. Мягкий знак я тоже вставила на девятку. Через полтора года перед экзаменом по фонетике про эту даму мне снился сон, будто мы деремся с ней сменками в школьной раздевалке. Сейчас и этот сон, и это поступление кажутся вещами одного порядка, происходившими в одной, безнадежно странной реальности.

Profile

immaterielle: (Default)
Irene

June 2008

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:55 am
Powered by Dreamwidth Studios